Автор Тема: МАРАТ САФИН - У НАС УДИВИТЕЛЬНАЯ И УНИКАЛЬНАЯ СТРАНА  (Прочитано 86 раз)

0 Пользователей и 3 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн Администратор

  • Админ
  • Маршал
  • *****
  • Сообщений: 7098
  • Карма 189
  • Детский теннис
    • Просмотр профиля
    • Детский теннис
    • E-mail
«У нас удивительная и уникальная страна. Даже такое надо с юмором воспринимать». Сафин о допинг-скандале, политике и Путине

Самый харизматичный теннисист в истории России Марат Сафин пришел на телеканал «Дождь» и дал часовое интервью.

(26 ноября, 23:40 Антон Желнов, Денис Катаев)


   
Кроме уже ставших классикой рассуждений о духовности, отказе от материального, путешествиях в Перу и отсутствии девушки, двукратный чемпион «Больших шлемов» много говорил о новом допинговом скандале в российском спорте, политической деятельности и Владимире Путине.

Верит ли, что Россия на уровне ФСБ участвовала в подмене допинг-проб

«Я свечку не держал, поэтому мне тяжело сказать. Но дыма без огня не бывает. Где-то чего-то могли напортачить.

Но так же можно сказать и про другие страны, где спортсмены употребляют препараты… Дыхательные, для тех, у кого астма. Естественно, это помогает очень сильно. Но кому-то можно, а кому-то нельзя. И, судя по всему, спортсменов-астматиков очень много по миру.

Я бы не хотел оговаривать кого-то – это было бы неправильно с моей стороны. Но напортачили чиновники, а точно не спортсмены, которые бегают, прыгают, катаются и занимаются своими делами – у них просто мозги на это не пойдут, им не до этого.

А чиновники, конечно, могут… У нас все может произойти. У нас же страна непредсказуемая – непредсказуемая зима, непредсказуемое лето, непредсказуемая осень. У нас все непредсказуемое, удивительная и уникальная страна. Это особенность. Поэтому некоторые вещи – даже такие – надо с юмором воспринимать.

Но, опять же, это не очень хорошо для имиджа страны, для спортсменов, которые всю жизнь готовились, чтобы где-то выступить, заработать какие-то денежки. Даже не какие-то – по-моему, сто тысяч долларов дают за первые места, машины, какие-то льготы, можно купить себе квартиру. Представляете, какой это удар по детям, по людям, по спортсменам. Где им еще заработать?

Дай бог, чтобы организовали турнир, как после Пхенчхана – хоть полпроблемы решили. Но опять же, не очень хорошо, когда приезжаешь за границу, а тебе тычут пальцем. Это давит на спортсменов, которые просто попали под общий замес, а их делают крайними».

Считает ли, что спорт стал инструментом давления на Россию

«Такой вопрос можно развернуть как угодно. Можно сказать: да, конечно, они давят на нас, это политика, они негодяи. Можно так сказать. Можно сказать, что спорт вне политики.
Я все-таки хочу надеяться, что спорт вне политики. У нас в теннисе допинг был с 2004 года, и я никогда не слышал, чтобы нас схватили за задницу. С 2004 года ВАДА за нас бралось очень серьезно – по-моему, даже раньше. Поэтому у нас никогда даже мыслей не было.

Сколько ВАДА существовало? Отмотаем с того момента, когда оно уже появилось, до того момента, когда появились проблемы. До этого оно как-то существовало, а проблем не было. И тут начались одна за другой. Были моменты, но не такого масштаба.

Принимаю версию, что сейчас научились глубже копать. Но я свечку не держал и не хочу в это верить».

Как спорт может быть вне политики, если Путин принимал решение, ехать ли на Олимпиаду-2018 под нейтральным флагом

«Окей, если так смотреть, то да. Как по-другому? Я не…

Опять же, политика, давление. Давление на кого, на что, для чего, зачем? Что за этим стоит?
Хотят сказать, что Россия – негодяи, и вы вообще на Олимпиаде ничего не получите? Но поверьте мне, все спортсмены друг с другом общаются и общаются хорошо.

Возможно, соревнуются страны, а не спортсмены. Но эти чиновничьи вещи просто выплескиваются наверх, и все, кто подхватывает, их подхватывает.

Но под каким знаменем выступать, должно решать высшее руководство страны. Это все-таки флаг России. Думаю, как скажет главнокомандующий, так и должны делать. Если один начнет: «Я буду выступать под флагом», – другой: «Я не буду выступать под флагом», – то начнется идиотизм внутри команды».

Как относится к тому, что в России нет нетерпимости к допингу, а пойманные занимают высокие посты

«Есть такие? Я не могу ничего сказать. Опять же, у каждого своя судьба. Но я считаю, что пойманный на допинге возглавлять федерацию не может».

Почему не борется за Россию как чиновник на международной арене

«Меня никто не звал, а инициатива бывает наказуема. Можно ворваться непонятно куда и попасть в непонятную ситуацию. Я не знаю людей, которые у нас руководят антидопингом, ни с кем не знаком. Поэтому мне тяжело сказать.

Чтобы пойти куда-то на работу, мне надо понимать, с кем я буду иметь дело. Олимпийский комитет? Я не понимаю, кто там сидит. Колобкова я знаю, но на уровне «привет-привет, пока-пока».
Нет ли у него амбиций возглавить Федерацию тенниса России

«Меня никто не звал. Но если бы такую возможность предоставили, мне было бы тяжело отказаться, потому что я понимаю, чем там занимаются.

Но я не буду никого подсиживать, это не моя история. Тем более, в нашей стране эти вещи не работают. Если чувствуют, что один устал и хочет перейти куда-то, и ему надо найти замену, тогда это работает. Тогда согласовали все сверху, снизу, справа, слева, спереди, сзади. Тогда ты понимаешь, что получил от всех окей и можешь работать.

А воевать с кем-то непонятно ради чего я не готов. Это не я».

Считает ли работу в Государственной думе неудачным периодом жизни и карьеры

«Да нет, я считаю, что для меня это был очень большой опыт. Я понял, как работает система изнутри, на моем уровне мне все было понятно и ясно. Ни в коем случае не бежал вперед паровоза.
Работал в комитете общественных объединений и религиозных организаций, потом ушел в комитет по культуре. В спорт не пошел, потому что там было слишком много звезд, я решил в стороне постоять.
Но потом у меня случились очень личные моменты, которые я не хотел бы освещать. Поэтому мне пришлось просто уйти. Меня никто не просил, я это решение принимал сам – очень долго и очень тяжело. И очень маленькое количество людей об этом знает. Но это очень личное. Может быть, через десятки лет я расскажу, что случилось, но пока не готов.

Я не исключаю, что с удовольствием вернулся бы на службу. Но у нас нельзя исключать, что если ты не с нами, то против нас. Надеюсь, такого нет, ведь все нормальные люди.

Если меня кто-то видит где-то, и меня пригласят на какую-то должность, то я рассмотрю. У нас же это так работает, как правило. Не могу утверждать, что именно мне интересно. Может быть, есть такие вещи, о которых я даже не знаю. Я бы подождал, понаблюдал. Я никуда не тороплюсь, мне 39 лет, умирать завтра не собираюсь.

В комитете Госдумы по спорту у нас сидят довольно грамотные люди. Там и Газзаев сидит, и Фетисов сидит, и уважаемый… Кто там еще? По-моему, Сан Саныч Карелин там тоже (Карелин в комитете по спорту не состоит – Sports.ru). Там же не дебилы сидят, а умные люди».

Почему занимался культурой и религией, а не спортом, в котором лучше понимает

«Мне хотелось попробовать себя. А почему нет? Что узкопрофильный спортсмен и все?
Почему я не могу попробовать? Я ничего не возглавлял, у нас был очень уважаемый руководитель – покойный Говорухин. Я был одним из членов комитета.

У меня была возможность пойти в спорт, но я решил, что пойду туда».

Не хочет ли эмигрировать из России

«Путешествия с эмиграцией не надо путать. Эмиграцию я не рассматриваю.
Если совсем здесь тоскливо станет, то надо будет что-то думать, что-то соображать. Мне тоже жить хочется, я хочу жить нормально, полноценно. И вообще я могу жить как хочу.
Что такое тоскливо? В том плане, что будет нечем заниматься, я не смогу себя проявить, будет падать уровень жизни. Для меня он пока не падает. Я чувствую себя комфортно, могу путешествовать, для меня этого достаточно.

Я живу на два дома – в Монако и Москве. В принципе я путешествую, занимаюсь собой, здоровьем, личной жизнью. И мне реально просто нравится путешествовать. Я не Федор Конюхов и не собираюсь путешествовать всю жизнь, но сейчас такой период, когда нет ничего интересного, чем бы я хотел позаниматься».

О встрече с Путиным и его энергетике

«Некоторые люди, когда заходят в комнату, сразу чувствуется их присутствие. Настолько мощное присутствие. С Ельциным было так же. Это не связано с обладанием властью. Власть, статус – я сейчас про другие материи. Статус – это ничто. В физическом плане это бессмыслица полная – в моем понимании, но я могу ошибаться.

Если бы я даже не знал, что это Путин, я бы понимал, что этот человек что-то из себя представляет. Есть какое-то присутствие, энергетика, дух – не знаю, как это объяснить. Но точно не статус. Ну президент – ну отлично. Позавчера я разговаривал с королем Испании. Человек стоял спокойно один без охраны. Мы с ним «привет-привет, как дела», на испанском абсолютно нормально разговаривали. А это король. Я должен был упасть в ноги?

Присутствие у Путина помощнее немножко, чем у короля. С Ельциным они немножко разноплановые, но оба мощные. Это тонкие вещи, но ты понимаешь, что человек глыба. Я даже термин не могу найти, это просто внутреннее ощущение, что эти люди что-то из себя представляют, двигают. Он тебе не страшен, не нагоняет жуть. Просто чувствуешь, что у него внутри есть что-то такое, что излучает ту или иную энергию – жесткую, мягкую, – но ты чувствуешь, что человек вау.

С Путиным последний раз общались года четыре назад. На каком-то мероприятии я пожал руку. Просто «привет-привет» и все. Он меня, по-моему, даже не узнал».

Какие качества ценит в Путине

«То, как он преобразовался с того момента, как у нас появился. Директором ФСБ он приезжал на теннис, на Кубок Кремля. С того момента он стал совершенно другим человеком. Он расправил крылья, 20 лет у власти. Это не просто так. Можно говорить, хорошо это или плохо, кто-то любит, кто-то не любит, но трансформация человека – это небо и земля».

Почему российские теннисисты зачастую добиваются успеха, уехав из России

«У нас гениальная страна с гениальными людьми – это факт. Столько гениев, сколько плодит наша страна, нет нигде. Половина Силиконовой долины – выходцы из Советского Союза.
К сожалению, мы можем что-то изобретать, но не может коммерциализировать. Не дай бог у нас сосед заработает бабки, его будут все ненавидеть и гнобить. К сожалению, у нас такой менталитет. Мы можем гениев плодить, но не может взращивать.

Мог бы я сделать так, чтобы все у нас тренировались? Я же не Владимир Владимирович, я же не бог. Нужно поменять сознание у всей нации. Должны пройти поколения».

Автор Павел Ниткин
sports.ru/tribuna/blogs/nitkina

 

В быстром ответе можно использовать BB-теги и смайлы.

Обратите внимание: данное сообщение не будет отображаться, пока модератор не одобрит его.
Имя: E-mail: