Автор Тема: Как не стать...Как не быть...Теннисные истории  (Прочитано 10210 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Valery

  • Маршал
  • ******
  • Сообщений: 981
  • Карма 112
    • Просмотр профиля
Re: Как не стать...Как не быть...Теннисные истории
« Ответ #15 : Сентябрь 21, 2017, 02:25:41 pm »
В 8-9 лет 1 час тенниса.
в день? в неделю?
По 1 часу три раза в неделю. Спортивная группа :'(

Оффлайн Вишня

  • Полковник
  • ****
  • Сообщений: 162
  • Карма 145
    • Просмотр профиля
Re: Как не стать...Как не быть...Теннисные истории
« Ответ #16 : Сентябрь 22, 2017, 11:35:45 pm »
Один раз на турнире по 9-10 лет услышала фразу родителя, обращённую к игроку: "Ты сильно не бегай, береги силы". Результат - 0/4 0/4. Зато силы сберегли😉😀

Оффлайн TenUSTA Gator

  • Маршал
  • ******
  • Сообщений: 1564
  • Карма 308
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Как не стать...Как не быть...Теннисные истории
« Ответ #17 : Сентябрь 23, 2017, 12:29:58 am »
В 8-9 лет 1 час тенниса.
в день? в неделю?
По 1 часу три раза в неделю. Спортивная группа :'(

А цели то какие у родителей?

Оффлайн Николай

  • Модератор
  • Маршал
  • *****
  • Сообщений: 988
  • Карма 47
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Как не стать...Как не быть...Теннисные истории
« Ответ #18 : Октябрь 05, 2017, 01:53:38 pm »
Цитата:  link=topic=444.msg12276#msg12276 date=1505553249
Здесь тоже природа, ведь в этом возрасте специально заниматься ОФП нет необходимости, да и рановато, вполне достаточно начального СФП.

На мой вкус, это заблуждение , точнее полная глупость многих подкосила  >:(... ОФП однако требА с детства, но пропорционально возрасту, развитию и наследственности  ;) ... 

Оффлайн Добряк

  • Маршал
  • ******
  • Сообщений: 722
  • Карма 81
    • Просмотр профиля
Re: Как не стать...Как не быть...Теннисные истории
« Ответ #19 : Октябрь 10, 2017, 09:01:15 pm »
Зато силы сберегли😉😀
Еще одна байка.Мы всего год занимаемся, не форсируем. :D

Оффлайн Администратор

  • Админ
  • Маршал
  • *****
  • Сообщений: 9498
  • Карма 229
  • Детский теннис
    • Просмотр профиля
    • Детский теннис
    • E-mail
Отца юного теннисиста осудили за убийство
« Ответ #20 : Ноябрь 01, 2017, 10:54:53 pm »
Смертельная ракетка: отца юного теннисиста осудили за убийство, которого не было

«Смерть потерпевшего НЕ наступила, так как в ходе нанесения повреждений Пономарев от них защищался»

29 октября 2017 в 18:51, mk.ru



«Умышленное убийство». 105-я статья УК Российской Федерации. От шести лет лишения свободы до пожизненного заключения. Одна из самых тяжких статей Уголовного кодекса.

57-летнего москвича Бориса Баскина, детского врача-невропатолога по профессии, приговорили к 6,5 годам лишения свободы именно по 105-й. За убийство, которого... не было. Потерпевший Алексей Пономарев жив-здоров, прекрасно себя чувствует.

Баскина же, защищавшего своего 8-летнего сына Макара (имя изменено. — Авт.), ждет колония строгого режима.

«Потерпевший напал на нас первым, никакого умысла у Бориса не было и быть не могло, максимум, что ему могли инкриминировать, это превышение пределов необходимой обороны», — со слезами на глазах рассказывает мать ребенка Оксана.

«Смерть потерпевшего НЕ наступила, так как в ходе нанесения повреждений Пономарев от них защищался», — гласит приговор Кунцевского районного суда.

И значит, осужденный все равно виноват.

Нам нужна одна победа

...Если бы вы знали, что за страсти подчас кипят на детских теннисных соревнованиях. Как будто бы это не обычный турнир выходного дня на велотреке в Крылатском, а по меньшей мере Уимблдон или Ролан Гаррос.

«Родители иногда ведут себя, словно обезумели. Эмоции далеко не все сдерживают. Как я считаю, тем самым они вредят прежде всего своему собственному ребенку, накаляют атмосферу, травмируют его психологически, — рассказывает Оксана, мать Макара. — Мне кажется, что нужно как-то проще к этому относиться, тем более, если настраиваешься впереди на большой спорт. Ребенок играет, нарабатывает определенный опыт, приобретает первые навыки взаимодействия с соперником, и я не понимаю тех взрослых, для которых малейшая неудача их дочки или сына — это трагедия всей жизни».

В девять утра воскресенья 11 октября 2015 года Оксана с Макаром привычно зарегистрировались на подобном турнире. Участников разделили на группы, в одну из которых и попал 8-летний Макар. «Большинство детей друг друга знали по прежним тренировкам. Мы же приехали из другого клуба и оказались белыми воронами. А у нашего папы Бориса с утра болела спина, и поэтому на соревнования он вместе с нами не поехал — там же все время нужно стоять у корта, он пообещал забрать нас в конце», — разводит руками Оксана.

Борис Баскин — сам бывший спортсмен, серьезно повредивший позвоночник. Первую операцию ему сделали несколько лет назад, но для того, чтобы полностью восстановиться, требовалось время и еще несколько хирургических вмешательств, а пока Борис носил корсет и старался не перенапрягаться.

Ему были запрещены любые нагрузки, нельзя даже долго водить машину — не то чтобы драться. «Вся наша жизнь тогда была в ожидании второй операции», — вспоминает Оксана.

В тот злосчастный день 8-летний Макар играл довольно неплохо, он даже дошел до полуфинала, где встретился с мальчиком, с которым уже соревновался на одном из предыдущих турниров.

Сопернику Макара явно не везло. Два из трех мячей он проигрывал Макару, которому не хватало всего очка до победы. «И тут родители этого ребенка, стоявшие у корта, начали что есть сил кричать, что, дескать, нашему неправильно засчитали мяч и что здесь был аут. Они открыто оскорбляли меня и сына. Я успокаивала его как могла. Примерно к этому времени и подъехал Борис».

Разборки между родителями, как говорит Оксана, случаются частенько. По поводу и без. Взрослые иногда ведут себя хуже детей. Пресекает разногласия обычно судья, не выясняя, кто прав, а кто виноват, просто наводит порядок.

Болельщики проигрывающего мальчика шумно кричали, что если победу присудят Макару, то они вообще снимутся с соревнований. «Сын переволновался, растерялся, он к такому не привык, в итоге пропустил все последующие мячи и проиграл 3:2», — разводит руками Оксана.

Ничего особенного, обычный мелкий конфликт, такие на каждом соревновании случаются, если бы не то, что произошло потом.

«Родители нового чемпиона вроде бы угомонились: их ребенку предстоял финал, Макара ждала борьба за третье место. Мы вышли с корта — за велодорожкой, которая его окружает, дети переодеваются, так как специализированных раздевалок там нет». Макар плакал. Оксана утешала сына, объясняя, что такие провокации будут еще не раз, поэтому нужно учиться властвовать собою и не обращать внимания на окружающих. Борис тоже успокаивал мальчика — скорее как мужчина, громко заявляя, что он все равно лучше всех и рано или поздно всех «порвет».

«Нам нужно было быстро переодеться, подготовиться к следующей партии, поправить струны на ракетке — они ездят туда-сюда после каждой игры, и их следует возвращать на место иногда пальцами, иногда приспособлением, похожим на дротик из дартса, только из мягкой пластмассы. Очень полезная штука», — Оксана показывает мне картинку с изображением этого дротика, роковой палочки сантиметров двадцать в длину, тоже ничего особенного.

Укол дротиком

Неожиданно к ним подбежал незнакомый мужчина. «Возбужденный, со взъерошенными волосами, ростом за метр восемьдесят, в расстегнутой куртке наперекосяк, руки в карманах… Выглядел как нетрезвый, — предполагает женщина. — Я вообще его видела в первый раз и не понимала, чего он от нас хочет. Но незнакомец грубо обратился к Борису: «Слышь, ты, пойдем выйдем?!»

Борис в недоумении переспросил: «Мы с вами знакомы?» — «Сейчас познакомишься, я приехал из Солнцева тебя убивать», — по словам Оксаны, бросил в ответ незнакомец.

«Это было очень страшно. Я вижу, что у Макара руки затряслись, он у нас очень впечатлительный мальчик. Охраны на турнире — никакой. Я испугалась, но не думала, что дело дойдет до крупных разборок: все-таки вокруг люди, родители, дети, дебошира обязательно угомонят…»

Материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что именно Алексей Пономарев (а это был он) и начал этот конфликт. Однако обвинили в случившемся отнюдь не зачинщика.

Из приговора Кунцевского районного суда: «Действия Пономарева А.В., который взял Баскина Б. С. под локоть, с учетом его словесных предложений выйти, поговорить, вызвали неприязнь к потерпевшему у Баскина. Вследствие словесного конфликта между потерпевшим и подсудимым на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений у Баскина возник и сформировался преступный умысел, который был направлен на убийство Пономарева…»

«Какой преступный умысел? Они видели друг друга меньше минуты!» — возмущается Оксана. Она говорит, что этого человека не было на корте среди других родителей. С чего ему быть таким разъяренным?

Оксана умоляла Бориса не ходить с этим странным незнакомцем. Но Борис все же решил поговорить с ним в стороне, чтобы Пономарев не дай бог не напугал своим поведением находящихся рядом детей. По дороге Пономарев несколько раз подталкивал сзади Бориса, а затем ударил его кулаком в шею.

Завязалась потасовка…

Макар истошно кричал, что его папу убивают. Оксана, пытаясь успокоить сына, потеряла Бориса из вида…

Она с трудом припоминает, как затем к ней подошел полицейский и попросил предъявить паспорт. «Я понимала, что игры уже точно не будет. Но еще не думала, что произошло что-то страшное. Приехали наряд и «скорая». Потерпевший, этот самый Пономарев, лежал где-то у стеночки, он был в сознании и даже требовал отвезти его в какую-то конкретную больницу. Так как у него там вроде бы связи. Никакой крови я у него не видела».

Зато по ходу выяснилась возможная причина конфликта. Оказывается, сын потерпевшего тоже участвовал в этом турнире. И вроде бы супруге Пономарева не понравилось, как Борис до этого поддерживал своего ребенка. «Наш папа, жизненное кредо которого — «из врагов делать друзей», попытался успокоить разгневанных родителей-болельщиков, которые действительно позволили себе нелестные и оскорбительные замечания в адрес Макара. Все уже успокоились, и только одна дама все продолжала возмущаться, — как выяснилось позже, это и была жена Пономарева, она позвонила мужу и потребовала, чтобы он немедленно приехал и разобрался».

И тот действительно приехал. И, не разобравшись, кинулся в бой…

По данным следствия, во время начавшейся драки Борис Баскин ударил Алексея Пономарева тем самым дротиком, который держал в руках для того, чтобы поправлять струны на ракетке. Позже была проведена официальная экспертиза, которая показала, что этот предмет имеет исключительно бытовое назначение. Согласно ГОСТу Р 51715-2001, подобные изделия предназначены для украшения офисов, жилых помещений. Так как материалы и конструкция аксессуара значительно ослаблены и исключают его использование в качестве оружия.

Оксана предполагает, что когда Пономарев потащил Бориса за собой, тот просто не успел бросить дротик на пол, а затем, отбиваясь, случайно ткнул им потерпевшего. «Борис защищался! — уверена Оксана. — Все произошло совершенно случайно».

Обвиняемого могли бы спасти видеозаписи с камер наблюдения, которые были на соревнованиях, — они доказали бы, кто виновен в драке и было ли вообще покушение на умышленное убийство.

Но, как выяснилось, именно 11 октября 2015 года ни одна из камер на корте почему-то не работала…

Положительную характеристику на Бориса Баскина представила его спортивная федерация, Московская городская организация «Союз писателей России», в которой он состоит; также за него лично поручился заместитель председателя Синодального миссионерского отдела РПЦ игумен Серапион. Везде подсудимый был охарактеризован положительно. Человеком, просто не способным причинить умышленный вред другому.

Но это его не спасло, как не помогло и то, что после драки с Пономаревым самому Борису Баскину официально поставили диагноз: сотрясение мозга.

Кто кого убил?

Ранение Алексея Пономарева было квалифицировано как тяжкий вред здоровью, что послужило основанием для предъявления Баскину первоначального обвинения по статье 111 ч. 2 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», хотя, по мнению юристов, в деле имелись признаки преступления, скорее всего, предусмотренного статьей 114 ч. 2 УК РФ: «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны», так как по показаниям свидетелей драку все-таки начал не Баскин.

Но потерпевший обвинил Бориса именно в попытке умышленного убийства и даже написал соответствующую жалобу. Которую прокуратура не удовлетворила до тех пор, пока само дело не забрали в районное Следственное управление, где почему-то сразу переквалифицировали на ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ.

«Баскин Борис Соломонович совершил умышленное преступление, покушение на особо тяжкое преступление, ранее не судим, женат, имеет на иждивении малолетних детей, психического расстройства не обнаружено».

Эксперты объясняют, что в данном конкретном случае не исключено, что Уголовный кодекс был применен неправильно. И что действия, описанные в приговоре, не образуют покушение на умышленное убийство, а выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам преступления. Почему все было сделано именно так? Родственники обвиняемого об этом могут теперь только догадываться.

«Через своих представителей, насколько я знаю, Пономарев запросил у Бори компенсацию в десять миллионов… долларов. Якобы только после этого он готов примириться, но такая сумма лично у меня вызывает сомнения в адекватности самого потерпевшего», — вздыхает Оксана.

Отца Макара арестовали вскоре после того, как он вернулся в Москву после лечения позвоночника. Он добровольно пришел к следователю выяснить, что же все-таки происходит, и был тут же заключен под стражу.

В июне 2017 года Бориса Баскина приговорили к 6,5 года лишения свободы. Хотя прокурор просил даже девять. «Сейчас мы ждем апелляцию в Мосгорсуде. Больно то, что дети до сих пор не знают, где папа и что с ним, и я не могу им этого объяснить. Макару как самому старшему говорю, что папа пока лежит в больнице», — Оксана не может сдержать слез. Их третий ребенок, третий сын, родился, когда Борис уже находился в СИЗО.

«Теперь я одна воспитываю троих маленьких мальчишек. Да, я хочу, чтобы они выросли настоящими мужчинами, но как им объяснить, что и произвол иногда может оказаться безнаказанным? Что посадить в тюрьму могут даже за то, что защищаешь своих близких, своих детей? Ведь Макар сам все видел и слышал, его не обманешь! Получается, что любой может ворваться в нашу жизнь, разрушить ее, оскорбить, ударить, творить беспредел и при этом стать потерпевшим?!»

Макару уже 10 лет. Он перенес сильнейший стресс и уже два года как наблюдается у психиатра. Сразу после случившегося он положил теннисную ракетку на стол и сказал, что больше никогда в жизни до нее не дотронется, не станет заниматься теннисом, которым бредил с самого детства, мечтая однажды сыграть в финале Уимблдона.

Марина СИЛКИНА, кандидат юридических наук:

— Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда виновный предвидел возможность или неизбежность гибели другого человека и желал ее, а смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам: например, жертва сопротивлялась, вмешались другие люди, потерпевшему была вовремя оказана медицинская помощь.

Также надлежит иметь в виду, что, согласно материалам дела, потерпевший (то есть тот, кого ранили), судя по всему, сам и спровоцировал конфликт. Именно с его стороны, по словам свидетелей, были угрозы применения насилия, высказывания о причинении вреда. При этом обороняющийся из-за душевного волнения, вполне вероятно, не смог правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать соразмерные способы и средства защиты себя и своего ребенка.

Но в данном случае, как я понимаю, осужденный в драке использовал предмет, который по своим свойствам не мог нанести смертельные раны. Из этого можно сделать вывод, что умысел не был направлен на причинение смерти потерпевшему, а значит, квалификация данного преступления — неверная.

Оффлайн Администратор

  • Админ
  • Маршал
  • *****
  • Сообщений: 9498
  • Карма 229
  • Детский теннис
    • Просмотр профиля
    • Детский теннис
    • E-mail
Re: Как не стать...Как не быть...Теннисные истории
« Ответ #21 : Ноябрь 22, 2017, 05:12:31 pm »
«Ужасающая история Докич в теннисе далеко не единственная...»

Анна Чакветадзе в своей колонке о пугающих откровениях Елены Докич в её автобиографии и о других примерах из жизни теннисного тура.

Совсем недавно вышла в продажу автобиография Елены Докич под названием «Несломленная», в которой экс-теннисистка откровенно рассказала о домашнем насилии, совершённом со стороны её отца Дамира Докича.

Признаюсь честно, книга откровенно пугает. Уже по отрывкам становится ясно, что чтиво не для слабонервных. В ней повествуется тяжёлая жизненная история без прикрас и масок. Между прочим, о поведении этого «папаши» знали многие, играющие в то время теннисистки, но никому до этого не было дела. Да и Елена никогда не жаловалась и не рассказывала об ужасах, которые с ней происходили.



Её запугал родной отец, терроризировавший свою белокурую девочку каждый божий день. Чего хотел добиться Дамир? Он мечтал о счастье своей дочери? Маловероятно. А ведь существует идиотская пословица «бьёт – значит любит», придуманная вечно угнетёнными жертвами для собственного успокоения. К сожалению, не только Елене Докич приходилось терпеть жестокое отношение со стороны самых близких людей.

Все мы были детьми. Некоторые из нас играли в теннис, соревновались и выступали на турнирах уже в юном возрасте. В Латвии в то время была прекрасная связка, состоявшая из двух турниров, идущих подряд в Риге и Лиепае. Случилось так, что мне в сетке попалась на двух неделях кряду одна и та же соперница. Она была на два года младше меня, но считалась уже в возрасте 11 лет очень перспективной девочкой. После первого поражения ребята рассказали мне, что её мама избила несчастную, а затем накидала в рюкзак кирпичей и заставила бегать по стадиону три часа!

После этой истории мне стало не по себе. Когда я вновь, уже на турнире в Лиепае, увидела в сетке всё ту же фамилию, что мне было делать!? Пришлось играть! По стечению обстоятельств я снова победила… Стоит отметить, что до и во время матча у девочки были длинные красивые волосы, свисающие ниже плеч. На следующий день несчастный ребёнок выглядел как неотесанный мальчишка. Откуда ни возьмись, появились царапины на лице, плюс ко всему её мама после очередного поражения так жутко и так неаккуратно её обрила, что на голове постриженной отчётливо виднелись белые залысины. Девочка в какой-то период решила прекратить общение с родительницей, прошло время, она выросла и стала играть успешно уже среди профессионалов. Вот только через некоторое время у неё обнаружили опасное заболевание, из-за которого спортивные выступления пришлось приостановить. Чего уж там карьера, жизнь была в опасности!

Ещё одна девочка, которая выигрывала практический все турниры до 12 лет, ходила примерно до этого же возраста с полностью оголённым торсом. Тренировал её сумасшедший папаша, который заставлял ребёнка ходить босиком и без футболки чуть ли не каждый день. Якобы, чтобы и мысли не было обращать внимания на мнение окружающих. Видите ли, это мешает концентрации на корте!

На какой-то момент пропав, она появилась уже в профессиональном туре всё с тем же папой-тренером. Благо ей было 20, и она была полностью одета. Более того, даже играла в финалах на турнирах WTA. После одного разгромного поражения на Australian Open пожаловалась на очередное избиение отца, и вот тогда ему запретили посещать все теннисные турниры и приближаться к своей дочке. Девушка поиграла не так долго и через какое-то время уехала в Штаты, нашла себе местных опекунов, американскую семью, которые полюбили её и относились к ней с любовью и уважением, в отличие от её отца.

Фамилии этих девушек были известны в теннисном мире. Они входили в топ-100 мирового рейтинга, а Докич и вовсе была четвёртой ракеткой планеты. Но к чему всё в итоге привело? К депрессиям, суицидальным мыслям, тяжёлым болезням, бесконтрольной потере/набору веса… Чем руководствовались родители? Деньгами, спортивными результатами своих отпрысков, быть может, собственным тщеславием. Возможно, в глубине души они хотели, чтобы их дети были счастливы… То есть их посыл, чисто теоретически, мог быть и позитивным, но в итоге получается, что форма донесения этого посыла сломала жизни многим уже повзрослевшим людям. Как говорят психологи, от детских травм никуда не убежать, они влияют на нашу дальнейшую жизнь, хотим мы этого или нет. Если вам небезразлична судьба ваших детей, помните об этом.

Оффлайн hunter

  • Маршал
  • ******
  • Сообщений: 1441
  • Карма 120
    • Просмотр профиля
Re: Как не стать...Как не быть...Теннисные истории
« Ответ #22 : Ноябрь 23, 2017, 09:45:14 pm »
Я вас умоляю , кто ее сделал 4 ракеткой планеты?

Оффлайн Администратор

  • Админ
  • Маршал
  • *****
  • Сообщений: 9498
  • Карма 229
  • Детский теннис
    • Просмотр профиля
    • Детский теннис
    • E-mail
Михаил Боков с семьей переехал в Германию больше года назад. Он рассказал о немецком быте и о том, как снимает квартиру в Берлине – самом свободном городе мира, который живет по строгим правилам.

Переезд

Мы переехали из Москвы в Берлин всей семьей полтора года назад – зимой 2016-го. Мою жену взяли писать диссертацию во Freie Universität Berlin (Свободный Университет Берлина) и дали место преподавателя на кафедре. Я и наша 4-летняя дочь Ксения подтянулись как балласт. По немецким законам это называется «воссоединение семьи»: если кто-то из членов работает в Германии, остальные имеют право жить с ним. Так мы получили долгосрочные визы сроком на 4 года с возможностью их пролонгации.

Первые два месяца в Берлине мы жили на квартире у знакомого – русского писателя. Писатель уезжал работать в другой город, а квартиру оставил нам – с условием, что мы будем переводить ему некоторую сумму (около 200 евро) за воду и свет, а ренту продолжит оплачивать он сам. Это была классная студия в Шарлоттенбурге, районе на западе Берлина, в двух шагах от замка – памятника 17 века в стиле немецкого барокко.

Со времен Набокова Шарлоттенбург считают «русским» районом и иногда называют «Шарлоттенград». Бытовала даже шутка: «Гулял вчера по улицам и вдруг – удивительно – услышал в толпе немецкую речь!»

В 20 веке здесь селились эмигранты, которые бежали от революции, а в 21-м район облюбовали российские айтишники, компьютерщики и программисты, которые едут в Берлин. Русскую речь здесь до сих пор можно услышать часто.

Впрочем, скоро нам пришлось искать другое жилье. Писатель объявил, что его иногородняя работа закончена, и он возвращается. К тому времени мы знали уже миллион страшилок о том, как сложно иностранцу снять квартиру в Берлине. Мы были готовы к борьбе не на жизнь, а на смерть.

Как мы сняли квартиру

Для начала нужно получить в жилищном ведомстве документ, который разрешает съем жилья. По-немецки он называется милым словом «Wohnberechtigungsschein» или сокращенно – WBS. Этот документ подтверждает ваш легальный статус и платежеспособность. Его делают 3-4 недели, и дают не всем. Нужно подтвердить, в частности, что совокупный семейный годовой доход составляет не меньше 23 000 евро и что на счету у вас есть накопления около 10 000 евро. Понятно, что не все эмигранты могут похвастаться таким капиталом. Вариант – найти поручителя, который мог бы взять за вас финансовую ответственность.

Если WBS получен, начинается второй этап – собственно поиск жилья. Квартиры ищут через объявления в газетах и интернет-сайты. Комната в центре Берлина (Потсдамер-Платц) обойдется в среднем в 300 евро. Однушка в этом же районе будет стоить уже 500-700. Двушка – 650-850. Трешка от 900 и выше. В целом по городу цены варьируются в зависимости от района. Аналогичное жилье в Далеме – респектабельном районе на западе города может быть выше на 200-300 евро. А, например, квартира в восточном районе Марцан, который застроен панельными многоэтажками и напоминает окраины Москвы, обойдется на 100 евро дешевле, чем в среднем по городу.

Нужно иметь в виду: если в объявлениях о сдаче квартиры стоит приписка «Kaltmiete», это значит, цена указана без «коммуналки». Добавляйте к аренде еще 150-200 евро сверху за воду и свет.

Сдают квартиры как прямые собственники, так и агенты – 50/50. Вы направляете им свои документы: WBS, банковские выписки, сведения о гражданстве, доходах, семейном положении – целую кипу документов. Затем вас приглашают на «смотрины»: все, кто хочет снять эту квартиру (иногда по 20 человек сразу), приходят ее смотреть. Показывает агент или хозяин, который сам вопросов потенциальным жильцам почти не задает, – он все увидит в документах. Посмотрели, раскланялись, и потом ждете ответ: если вас выбрали в качестве жильца, агент или хозяин пишут вам официальное письмо. Будьте готовы отдать вместе с первым месяцем аренды залог (Kaution) в размере 1-3 месяцев арендной платы и расплатиться с агентом (еще один месяц стоимости квартиры).

«Все будет очень – ОООЧЕНЬ – сложно! – предупреждали нас русские друзья. – Сначала вам не дадут WBS, потому что у вас нет таких денег. А потом, если все же случится чудо и вам дадут WBS, то хозяин квартиры никогда не выберет из всех желающих русскую семью. Это случится, если кроме вас на жилье будут претендовать только турецкие семьи – к ним отношение дружелюбное, но настороженное».

В итоге мы сняли квартиру всего за три дня, совсем обошлись без WBS и оставили залог только за один месяц.
Помогла внутренняя сеть университета: моя жена нашла объявление о сдаче там. Хозяин квартиры – пожилой мужчина, живет в другом городе. Он хотел решить дело быстро: мы подписали договор, и въехали в чудесную двушку на границе районов Шмаргендорф и Далем, в 15 минутах езды от университета. Стоимость нашей квартиры – 750 евро в месяц. Плюс отдельно мы платим за свет (около 60 евро в месяц – что заставляет его экономить) и за радиоточку, которой не пользуемся (платить надо около 20 евро в месяц, а отказаться от нее нельзя).

Обязательный ремонт и декларация прав

По местному закону, хозяин не имеет права сдавать жилье без ремонта. Ремонт нужно делать после каждого съезда жильцов. Это исключает возможность заехать в квартиру, где стоят «советские» шкаф и тахта, на которой умер предыдущий владелец-алкоголик, как это частенько бывает в Москве («Вы только, ребятушки, оставьте все как есть, – увещевает московская бабушка-арендодатель. – Тахта и шкаф дороги мне как память»).

В Берлине квартиры обычно сдают «голыми» – без мебели и холодильника, только с плитой. Но наш хозяин оказался радушен и добр. На свои деньги он привез нам новый холодильник, диван из IKEA и комплект стульев. «Я понимаю, – сказал он, – вы приехали жить в новую страну. Вам может быть нелегко». В новом холодильнике он оставил бутылку розового игристого – чтобы тяготы жизни не казались слишком тяжелыми.

Закон об аренде дает съемщику внушительные права. Договор аренды часто заключают бессрочно, при этом хозяин квартиры фактически не имеет права выселить жильцов. Это может произойти только, если кому-то из детей или пожилых родителей хозяина понадобится жилье (что нужно будет доказывать). При этом хозяин продолжает сам общаться с управляющей компанией (мы получаем только счета), кадастровыми службами и всеми прочими организациями. Почти все наши знакомые-берлинцы возрастом 30-40 лет не собираются покупать своих квартир и живут в съемных. «А зачем? – рассуждают они. – Свое жилье – это ответственность!»

Мы живем в 5-этажном доме, построенном в 50-х годах. В двух шагах – престижный район Далем, городские виллы, пруды и Грюневальдский лес, место для прогулок и спорта. В шаговой доступности – кольцевая линия наземного метро S-Bahn. По местным меркам, почти центр. Хотя как такового ярко выраженного центра в Берлине нет – возможно, из-за того, что город почти три десятилетия разделяла на две части стена. Центром на востоке была телебашня, а центром западной части традиционно считали торговую артерию Курфюрстендамм.

Университетские коллеги жены посмеиваются и называют наш район «Altersheim» – дом престарелых. Сами они (особенно если у них нет детей) предпочитают «молодежные» районы: Кройцберг, Пренцлауэр Берг или модный Нойкелльн, где круглосуточно кипит жизнь. Но мы счастливы и не жалуемся. До тусовок в Кройцберге – 40 минут езды на велосипеде, зато до детского сада дочери – всего 15 минут, и вокруг – лес, свежий воздух и красота!  Друзья из модного Нойкелльна едут час на метро, чтобы отвезти ребенка в университетский детский сад. Вечером они час везут ребенка обратно.

Орднунг – мать порядка

В нашем районе действительно много людей в возрасте. Они ухожены, причесаны, носят сумки Louis Vuitton, а по вечерам нередко гоняют по нашему «альтерсхайму» на кабриолетах. Вечер начинается и заканчивается рано: в восемь часов в районе закрывают последний продуктовый магазин. Во всех остальных частях города на этот случай есть «шпэткауфы» – магазины круглосуточной торговли, но только не у нас. Видимо, пожилым людям поздняя торговля ни к чему.

Почти нет в нашем районе и турецких овощных лавок, популярных в Берлине. Там дешевле, чем в магазинах. Но наши соседи – обитатели частных домов и вилл – предпочитают покупать овощи и зелень в немецких супермаркетах, возможно, просто в силу устоявшихся привычек.

Зато по утрам кипит жизнь. В Берлине постоянно что-то строят, ремонтируют – то один, то другой дом на нашей улице стоят в строительных лесах.

По немецкому закону о тишине начинать ремонтные работы можно с семи утра. Немцы – нация Орднунга (Порядка), поэтому будьте уверены: отбойный молоток, дрель и бульдозер начнут работать ровно в семь ноль одну. И закончат – ровно в 16.00 с двумя получасовыми перерывами на обед – в 10.30 и 13.30.

В нашем доме хорошая слышимость: если на третьем этаже пылесосят, на первом вы узнаете об этом. Это привело к быстрому знакомству с соседом из нижней квартиры по фамилии Мюллер. В один из вечеров он постучался к нам, одетый в полицейскую форму, чем вызвал в нашей семье традиционный русский переполох («Контрабанду съедаем, сами прыгаем в окно, разберемся потом»). Как выяснилось позже, господин Мюллер всего лишь работает преподавателем истории в полицейской академии (а не в спецназе, как мы подумали сначала), но работа обязывает его носить форму. Он попросил нас не включать посудомойку после 22.00. Посудомойка, сказал он, «стучит в стену» и не дает ему спать.

Закон регламентирует, что в 22.00 должны утихнуть все громкие звуки. По воскресеньям – целый день тишины: запрещено делать ремонты, шуметь, пылесосить, слушать громкую музыку.
Еще в воскресные дни закрыты все магазины. Люди покупают продукты впрок в субботу. Единственный работающий супермаркет поблизости находится на станции Zoologischer Garten (Зоопарк), но к нему страшно даже приближаться. Кассы магазина расположены с двух противоположных сторон: очереди бывают такие длинные, что встречаются в центре.

При всей любви к порядку и правилам, Берлин – невероятно пестрый, веселый и свободный город. Он – как вавилонское столпотворение. Здесь собрались люди со всех концов земли, звучат все языки мира, здесь можно вообразить себя кем хочешь, и никто не скажет ни слова. К этому быстро привыкаешь, и вскоре кажется абсолютно нормальным, что мужчины носят макияж и ходят на митинги за легализацию марихуаны… А вот включать пылесос по воскресеньям нельзя.

Оффлайн Администратор

  • Админ
  • Маршал
  • *****
  • Сообщений: 9498
  • Карма 229
  • Детский теннис
    • Просмотр профиля
    • Детский теннис
    • E-mail
Поговорим о теннисном рекрутинге

Recruiting - вербовка, набор, наем.

Это поиск университета, команды и теннисного тренера, мечтающего дать вам (полную?) спортивную стипендию, или иным образом повлиять на ваше поступление.



Как тренеры находят потенциальных новобранцев?

1)Личное знакомство или просмотр выпускников школ на различных турнирах (актуально, прежде всего, для поиска американцев).
2) Получают различные письма с анкетами выпускников по почте.
3) Сами ищут в YouTube через поисковые запросы такого вида.
4) В этой команде уже есть кто-то из ваших друзей, а их попросил тренер или они сами порекомендовали ему вас.

Если первый вариант для большинства наших спортсменов не актуален, то второй и третий - это как раз те каналы, через которые поступает 90% предложений. Некоторые из наших людей предпочитают вариант попадания в команду университета “по знакомству”, но в большинстве случаев этот вариант или не работает совсем, или работает не так, как на это рассчитывают поступающие. «Втюхать» слабого по уровню тенниса спортсмена таким образом не удастся, так как друзья сами себя подставлять не будут. А если вы реально достаточно сильны, то вас с удовольствием пригласят и в эту команду, и во многие другие, в том числе, более сильные.

Основные этапы рекрутинга.



1) Регистрация на сайте Clearinghouse (NCAA Eligibility Center) и заполнение там формы (на этом этапе возможны “косяки”).
2) Запись видео, видеомонтаж в готовый ролик, заливка его на Youtube.
3) Составление презентационного письма.
4) Рассылка этого письма тренерам и последующая переписка с ними.
5) Более тесное общение с тренерами, длительная переписка, голосовое общение.
6) Участие в просмотрах.
7) Участие в турнирах. Для многих тренеров важно, чтобы вы не забросили теннисную ракетку на длительное время. А учитывая отсутствие у большинства наших средних и слабых теннисистов UTR рейтинга, в некоторых случаях придется исправить это упущение. (Тут все индивидуально, иногда отсутствие рейтинга лучше слабых результатов).
8)Сдача экзаменов
8.1)TOEFL
8.2)SAT
8.3)Выпускные экзамены в школе.
9) Оценка поступивших предложений от тренеров. Контроль заинтересованности тренеров в вашей кандидатуре (опытный глаз видит это даже по характеру переписки). Анализ уровня университета, спортивной команды, сбор информации о тренере и т. д. Этот пункт становится актуальным, когда у вас большое количество предложений, а потому кому-то нужно отказывать, кого-то обхаживать, а кого-то придерживать в качестве резервного варианта.
10) Подписание контракта NLI (National Letter of Intent).
11) Подготовка рекомендательных писем от учителей (если нужны)
12) Взять в школе выписку с оценками и расчасовку по предметам за последние четыре класса
13) Перевод всех этих документов на английский язык и отправка в университет.
14) Подготовка различных формальных документов для получения визы. Получение формы I-20, консультация по поводу банковских справок и т. д.

Нужны ли посредники



С одной стороны, весь процесс рекрутинга можно пройти самостоятельно, что доказали многие наши родители, а в некоторых случаях сами абитуриенты, которые поступали практически без помощи со стороны родителей. С другой стороны, на этом пути существуют много сложностей и неясностей, каждый случай поступления в университет уникален, а при этом универсальных руководств не существует. Результат может оказаться намного хуже, чем если бы вы воспользовались услугами посредника.
Когда мы сами поступали, то потратили массу сил и времени на предварительную подготовку и сбор информации, но в результате все же решили подстраховаться и воспользоваться услугами посредника. Помимо моральной поддержки и нашего спокойствия от того, что мы ничего важного не пропустим, мы получили возможность консультироваться по любым вопросам рекрутинга.

На все описанные процессы уходит очень много времени, а поступающие и без того предельно заняты подготовкой к экзаменам в школе, сдачей тестов TOEFL и SAT, теннисом. Поэтому значительную часть работы по поступлению в университет приходится выполнять или родителям, или посредникам.

Итак,есть всего три пути прохождения рекрутинга:

1) Всем заниматься самостоятельно.
2) Через друзей, которые через все это сами уже прошли и в этом разобрались.
3) Через фирму - посредника.

Всем заниматься самостоятельно.

Для этого вам потребуется много времени, желание разобраться в вопросе и знание английского языка. Сами теннисисты и так предельно заняты в школе, на кортах (совсем забрасывать теннис нельзя, если рассчитываете на приличные предложения) и подготовкой к экзаменам TOEFL, SAT, к выпускным экзаменам в школе ЕГЭ. А потому весь процесс в значительной мере ложится на плечи родителей. Экономия времени на любых этапах рекрутинга, приведет к снижению количества предложений.

В целом, это достаточно рискованный вариант, так как вы можете совершить несколько ошибок, а подсказать и исправить их будет некому.

Через друзей

Это вариант, который обычно является комбинацией информационной поддержки со стороны друзей, прошедших через процесс рекрутинга, и самостоятельных усилий. В этом варианте рисков чуть меньше, чем если заниматься всем самостоятельно. Однако, многое зависит от того, насколько хорошо владеет темой ваш друг или подруга и насколько серьезно подошли к вопросу вы сами. Затраты по времени выйдут примерно те же, да и выбор ограничивается... всего одним университетом, а могли бы быть варианты и лучше.

Фирмы-посредники



Несколько лет назад я уже приводил список самых активных на тот момент посредников.
С того времени многое изменилось… Закрылось два крупнейших специализированных посредника - 4Rsport и Vivatsport.

Самая крупная и старая фирма 4Rsport, которая с самого начала 2000-х годов отправила учиться на полные стипендии около шести сотен спортсменов, где-то в январе 2018 года прекратила своё существование. Этому предшествовал переход управления от одних владельцев к другим, т. е. фактически с 2015 года там всё пошло наперекосяк. Их сайты неожиданно перестали существовать, а часть людей, несмотря на предоплату, они просто кинули… Закрылся и другой посредник - Vivatsport.

Цены на эти услуги.



Несмотря на кризис, 4Rsport просил за свои услуги 2500 евро, потом начал просить 2500 долларов... Подобные цены отбили у многих всякое желание обращаться к ним. У некоторых посредников расценки в разы ниже, хотя встречаются посредники, которые и сейчас хотят за свои услуги даже больше, чем те две фирмы. Вот, например, что пишет фирма linguatrip.com: ”Полный пакет с поисками команды во всех университетах США, поступательными документами — 165 525 ₽”. Эти расценки очень высоки и соответствуют уровню калифорнийских затрат...

Есть еще глобальные посредники…

Они работают со многими странами, в том числе и с нашими, но ценники там тоже серьезные для большинства наших абитуриентов. Я бы не советовал обращаться к таким посредникам, так как им не известны многие подводные камни, связанные с нашей системой образования, особенностями получения виз, отсутствием у многих теннисистов опыта выступлений в ITF - турнирах и т. д. Большинство таких посредников не сможет вам помочь с переводом каких-то документов, рекомендаций, а всё общение будет идти на английском языке. В значительной степени, обращение к таким посредникам не имеет смысла.

автор - Барсуковы
источник - eev.ru

Оффлайн Администратор

  • Админ
  • Маршал
  • *****
  • Сообщений: 9498
  • Карма 229
  • Детский теннис
    • Просмотр профиля
    • Детский теннис
    • E-mail
Как не стать...Как не быть...Теннисные истории
« Ответ #25 : Апрель 11, 2020, 07:59:06 pm »
Как легендарная Маргарет Корт воюет против толерантности



Оффлайн Администратор

  • Админ
  • Маршал
  • *****
  • Сообщений: 9498
  • Карма 229
  • Детский теннис
    • Просмотр профиля
    • Детский теннис
    • E-mail
Русская теннисистка в Египте: 93 финала, асфальтовый корт, жизнь в долг и $3000 за договорняк

Когда очень любишь профессию.



Вы вряд ли слышали про Анну Моргину: к 28 годам ее высший одиночный рейтинг – 316 в октябре 2017-го (а сейчас – за топ-400), она ни разу не играла даже в квалификации «Шлемов» и с 2003 года не живет в России. При этом даже при быстром взгляде на ее профайл появляется куча вопросов:

• 93 финала за 10 лет – откуда столько и почему тогда она стоит так низко в рейтинге?

• почти все финалы в Шарм-Эш-Шейхе – так бывает?

• $136 000 призовых за 10 лет карьеры – на что она живет?

• почему вообще Египет и при чем здесь университет Южной Каролины?

• в чем мотивация продолжать, если в офисе реально заработать больше?

Александр Головин спросил у Моргиной обо всем этом и за четыре часа услышал десятки историй о бедной, но очень атмосферной жизни в теннисе. А еще соскучился по морю – оно всего в 20 минутах от квартиры Анны.

На карантине Моргина стала тренером – зарабатывает $15 в час. В России она бы получала больше, но московский корт стоит в 10 раз дороже

– Ты назначила интервью на день, чтобы выспаться после тренировки в 6 утра. Зачем так рано?

– Из-за карантина. В Египте закрыты все пляжи, но если прийти рано утром, то не выгонят. Поэтому я тренируюсь, потом иду на море. Раньше 6 часов начать тоже не могу, потому что в стране комендантский час с 9 вечера до 6 утра. В это время надо оставаться дома. В остальное можно ходить по улицам, но все заведения закрыты. Остались только супермаркеты и аптеки.

– Корты тоже?

– Теннисные клубы закрыты, но здесь много кортов при отелях. Мы с молодым человеком – он тоже теннисист – как раз арендуем такой. На него пускают. Я тренируюсь сама, плюс тренирую детей и любителей, чтобы обеспечивать себя без тенниса.

– Сколько стоит час с тобой?



– Сейчас сложный период для всех: если бы сделала рыночную цену, ко мне бы никто не пришел. Беру меньше, чем могла бы, – 15 долларов в час. Хотя для Египта это все равно много. Правда, та же Галина Фокина, которая одно время стояла в топ-100 и обыгрывала Курникову на «Кубке Кремля», а сейчас живет в Каире, берет 40-50 долларов. Это вообще огромные деньги, но к ней ходят, потому что она была хорошим игроком. Плюс в Каире больше народу и тех, кто хочет стать профессионалом. В Шарме таких нет. Здесь в основном люди, которые просто хотят научиться играть. Поэтому в Каире я бы брала 25-30 долларов.

– А в Москве?

– Примерно те же деньги – 2-2.5 тысячи рублей. Это обычная цена. Но какая проблема: в Москве появились тренеры, которые берут 2000 рублей за левую руку, хотя он правша. А если клиент хочет, чтобы с ним тренировались правой рукой, то это стоит дороже.

В детском возрасте – ладно. Но когда тебе 15-16 лет, нужно играть с более сильными игроками, а напротив тебя человек отбивает левой рукой, – это бред. Это то же самое, что играть с любителем.

– Это делают топовые тренеры?

– Самое интересное, что нет. Так себя ведут мальчики, которые стояли максимум в топ-800 или 900. Поэтому многие игроки и уезжают из России тренироваться в другие страны. В Москве осталось мало тренеров, которые реально вкладываются в игрока. Еще и вопрос с кортами. В Москве зал стоит 30 долларов в час. Открытый – где-то 10-15 долларов. В Каире корт при государственном клубе – 1-1,5 доллара. При частном – 2-3. При отеле мы вообще платим 200 долларов за месяц и тренируемся сколько захотим. Если учесть, что с молодым человеком платим пополам и на этом корте зарабатываем, то вообще в плюсе.

– В Москве найти такое нереально?



– Год назад я ходила по нескольким клубам в Москве – все отказали. Им интересно забить свое время людьми, которые будут платить больше. Корты – это бизнес, их не выделяют просто так. Если только ты не в сборной – тогда могут выделить по часу в день на ЦСКА.

– Сборники – это те, кто играет на Fed Cup?

– Не только. Существует расширенная заявка. В ней есть игроки из топ-400, топ-500. Те, кто хорошо общается с федерацией. Но мне никто ничего не давал, даже когда я стояла в топ-350. Никакой помощи от федерации, никаких контактов.

В Египет она переехала с отцом, который бросил работу, чтобы дочь стала теннисисткой. Заниматься в России было слишком дорого

– Когда ты впервые попала в Египет?

– В 2003-м, мне тогда исполнилось 13 лет. Мы переехали с папой, потому что заниматься теннисом в Москве было дорого. Разница в цене на корты та же, что и сейчас, – 10-15 раз. Зимой – еще больше.

– Папа связан с теннисом?



– Нет, но он спортсмен – мастер спорта СССР по фехтованию и лыжам. Работал журналистом в «Известиях», писал о спорте. Но бросил все и поехал со мной, чтобы я продолжала играть. По сути, пожертвовал всем. Мама осталась в Москве – у нее оставался рекламный бизнес.

Честно скажу, теннису я научилась в Каире. Из-за цен в России я тренировалась три-четыре раза в неделю вместо обязательных шести раз. И в основном в группе. Какой у меня мог быть уровень? А уже в Египте не вылезала с корта. Училась экстерном, в школу при посольстве приходила только сдавать экзамены, начала ездить по юниорам, турнирам ITF, появился какой-то рейтинг.

– Все понимаю, но Египет – дико странный выбор даже для 2003 года. Как это получилось?

– Моим тренером по ОФП в Москве был папа Нади Петровой. Он дал контакт человека из Египта, который якобы тренировал Надю. Мы приехали, познакомились с ним, все понравилось. Решили переехать. Правда, оказалось, что Петрову он не тренировал, а просто подкидывал мячи. Хотя у меня на тот момент не было никакого уровня, и даже такой человек за полгода дал многое. Потом до 17 лет я сменила еще двух тренеров.

– Помнишь первые впечатления от Египта?

– Полгода был шок: я ни с кем не общалась, ничего не понимала. Тупо тренировалась одна с тренером. Но потом перешла в теннисный клуб, где встретила много детей, и начала с ними общаться. С ходу заговорила на английском как на родном. А спустя год начала на арабском. Он как-то сам прилип, сейчас говорю на нем свободно, многие думают, что местная. Причем не умею читать и писать, знаю только разговорный.

Грамматика в нем даже похожа на русскую. Например, тоже меняются окончания слов в родах. Но тяжелая письменность – знаю только отдельные буквы. Пыталась запомнить все – их вроде мало, – но сложность в том, что буква «а» в начале слова пишется как палочка, в середине слова — как загогулина, в конце – как-то по-третьему. Подумала: «Не, мне это не надо».

– В чем была главная разница с Москвой, если не брать цену на корты?

– Уже в 14 лет в Египте я зарабатывала! Как вообще проходят внутренние турниры в Египте: несколько возрастных категорий, каждый участвует в двух сетках. Например, в сетке до 14 лет и до 16, до 16 и до 18. Или до 14 и во взрослой. Тренер ставил меня в свою и во взрослую, и уже в 14 лет я доходила там по полуфиналов. За это капала денежка. Понятно, что ничего особенного в плане сумм, но мне было приятно. Даже первые 100 долларов повесила в рамку.

И про корты все равно надо сказать. При клубе они для меня были вообще бесплатными. В Египте такая система: если ты игрок клуба, то тебе дают все что нужно: корты, мячи. Платишь только за тренера.

– Но ты же для них иностранка.

– При клубе могло быть два иностранца. Но меня вообще считали за свою. Особенно когда начала разговаривать на арабском.

– Чем занимался папа?

– Сначала помогал мне в тренировках. Жил для меня, делал все, чтобы я играла в теннис. За это я ему очень благодарна.

Когда я уехала в Америку, он устроился в клуб и стал преподавать ОФП.

После Египта Анна жила в США (крутая учеба), Чехии (странный тренер) и Эстонии (помогал папа местной юниорки). После Прибалтики она закончила карьеру, но ради фана записалась на три турнира и выиграла два + один финал

– Америка. Когда и почему ты в нее переехала?

– В 17, потому что закончились деньги. Бизнес мамы прогорел из-за кризиса 2008 года, и я уехала на четыре года – учиться и играть за университет Южной Каролины. Я до последнего не хотела ехать, планировала играть профессионально. Но объективно тогда я не знала, как зарабатывать и жить самостоятельно. Мама настояла, чтобы я все-таки поехала.

– Как была устроена учеба?



– Я получала спортивную стипендию: мне оплачивали все, кроме билетов домой. За это я выступала за университет в матчах против других университетов.

Стипендию давали сразу на год – 45 000 тысяч долларов. 20 000 уходило на образование – для иностранцев оно дорогое. Остальное я могла тратить на квартиру и питание. Можно жить в общежитии, но тогда мне платили бы меньше, а так давали сумму, исходя из средней цены квартиры по штату. Я за счет этого экономила: снимала не одна, а делила сумму на троих. На остаток покупала себе что-то.

При этом поступить на стипендию мог не каждый. В университете смотрели на заслуги: кто каким стоял в рейтинге, где играл, просят прислать видео. У каждой команды – тренер, который оценивал игрока и решал, брать его или нет.

В целом университетский уровень был высоким, но мне не повезло с тренером и командой. Тренеру было 70 лет, и он настолько боялся наших травм, что разрешал тренироваться не больше часа в день. Так и говорил: «Я не хочу, чтобы вы травмировались, вам нужно идти учиться». В других университетах работали намного сильнее – помню, что все накачанные и хорошо играли.

Плюс девочки из команды в дальнейшем не собирались играть профессионально. Мне приходилось тренироваться одной: бегать, ходить в зал и на корт. Из-за того, что одна, я все время тренировала подачу – она была очень хорошей. Играла так себе, но как-то в таких условиях стояла в топ-20 рейтинга всех университетов. И даже обыграла первую ракетку, которая потом выиграла турнир и получила wild card в основу US Open.

– Как ее звали?

– Челси Галиксон. Она стояла в топ-250 WTA и почему-то рано закончила. Но в университете выглядела реально сильным игроком. Таких было много, учиться приезжали люди, которые вообще стояли в топ-300-400 WTA.

– Во время учебы вы не могли играть как профессионалы?

– Могли. Я приезжала летом в Каир, делала хорошую предсезонку и уезжала играть в ближайшие страны: Марокко, Тунис, – чтобы поддерживать рейтинг на уровне 950-1000 и не начинать потом с нуля. Правда, по правилам не имела права зарабатывать больше, чем тратила. После каждого турнира расписывала, сколько потратила: сколько стоит самолет, сколько – бензин, если на машине. Но я обычно приписывала. Говорила, что заплатила тренеру – и как докажешь, что это неправда? Слышала, что сейчас с этим строже – просят какие-то чеки. Но не представляю, какой чек может выписать тренер.

– Что ты изучала на парах?

– Гостинично-ресторанный менеджмент. Первые полгода было тяжело из-за специфичного английского, но университет давал личных преподавателей по любому предмету, где возникали проблемы. Нравились пары, когда мы прямо готовили: нас учили правильно резать, жарить, варить. Потом сдавали экзамен, как будто на шеф-поваров.

– После Америки ты вернулась в Египет?

– Да, жила здесь с 2013 по 2015 год, играла турниры. В 2016-м уехала в академию в Чехию. Просто потому, что снова не было денег, а там могла тренироваться бесплатно. Получилось как: мне дали контакт главного тренера академии, я сказала, что хочу месяц потренироваться, но могу заплатить всего 500 долларов. Этого хватало на занятия, но не оставалось на питание и проживание. Тогда договорились, что я плачу эти 500 долларов за первый месяц, а дальше живу и тренируюсь бесплатно, рекламируя академию.

Так продолжалось год. Честно, все из-за того, что бесплатно. Я как-то поддерживала форму и надеялась на чудо – что найду спонсора. Любовь к теннису спасала, держала на плаву.

Из академии выезжала на турниры, но уже за свой счет. Правда, в конце уже пришлось тяжело. Появились жесткие разногласия с тем тренером – он пытался мне, 26-летней, поменять технику. Любой тренер понимает, что человеку в таком возрасте ничего нельзя менять. Но у меня не оставалось выбора, и я все равно возвращалась к нему.

Вторая причина ухода – клубные матчи. Обычно они проходят по выходным, а в Швеции, где хорошо платили, проводили по будням. Получалось так, что с утра в понедельник я на матче, дальше на три дня возвращалась в Чехию, потом снова летела в Швецию на матч. Все ради того, чтобы тренер не капал на мозг.

Эти матчи шли весь ноябрь. И где-то на второй неделе тренер попытался запретить мне играть, потому что я не могу нормально тренироваться. Я ответила: «Дорогой, ты понимаешь, что если я эти деньги не заработаю, то не смогу ездить? Понятное дело, что между тренировками и матчем я выберу матч, потому что они приносят хорошие деньги». На этом решила закончить с Чехией и попала в Эстонию.

– Это еще как случилось?

– Играла в Швеции вместе с голландкой, которой позвонил папа 16-летней эстонской теннисистки Сары Орав: «Ты знаешь кого-нибудь, у кого проблемы с деньгами и кому нужны бесплатные тренировки?» Дала ему мой номер. Я, конечно, оказалась не против. Вот так по стечению обстоятельств все получилось. 

А история в том, что этот папа был богатым: свои заправки, отели, корты. Из-за бизнеса он не мог переехать с дочкой в другую страну, плюс девочке надо окончить школу. Жили они в маленьком городке Вильянди, где не было других теннисисток. И он предложил мне: «Давай ты приедешь и будешь тренироваться с моей девочкой? У нее есть тренер-хорват, будете тренироваться вместе. Если не понравится, я куплю билет обратно».

Я приехала, посмотрела, все очень понравилось – осталась. У меня были бесплатные корты, жилье, тренер. Понятно, что приоритетом для него считалась Сара, но мне он тоже подсказывал.

– А как ты ей помогала?

– Мы просто вместе тренировались и играли друг против друга. Играть только с тренером не очень хорошо, надо и против девочек, которых потом увидишь на турнирах. Мы обе выезжали на них, хотя старались, чтобы расписание совпадало: обе играли, спустя две-три недели возвращались и снова вместе тренировались. Ее отец даже помогал мне с билетами, когда случался напряг. Так продолжалось год.

– Почему закончилось?

– Наступил сложный период – я решила закончить с теннисом. Устала от того, что постоянно нужно искать деньги, что мне 27, а спонсора все нет. Все это накопилось. Скорее всего, надо было просто отдохнуть, но я объявила, что это конец. Дала папе девочки телефон знакомой, которая хотела тренироваться, как я. То есть просто нашла себе замену. И три недели отдыхала, вообще не брала ракетку в руки.

Потом приехала в Шарм к друзьям продолжить отдых. Взяла с собой ракетки – я просто всегда их вожу. В тот момент в городе как раз проходили «пятнашки». Подумала: «Почему бы не записаться? Я по-любому получу 100 долларов за участие, потому что буду в основе, рейтинг-то не растеряла».

Записалась. Бац – и дошла до финала. Вместо 100 долларов заработала 1500 долларов. Следующий турнир. Бац – выиграла. Третий турнир – снова финал. Дальше на одном выиграла пару. Так я заработала 5000 долларов за месяц, и желание играть как-то вернулось. Я поняла, что надо проще ко всему относиться. Весь прошлый год я смотрела на теннис не так, как раньше. За счет этого продолжаю.

– То есть сейчас ты не думаешь о результате, а просто кайфуешь от процесса?
– Именно так.

Продолжение следует ...

Оффлайн Администратор

  • Админ
  • Маршал
  • *****
  • Сообщений: 9498
  • Карма 229
  • Детский теннис
    • Просмотр профиля
    • Детский теннис
    • E-mail

– То есть сейчас ты не думаешь о результате, а просто кайфуешь от процесса?
– Именно так.

Продолжение следует ...


В Египте Моргина была в рабстве (почти) у местного миллионера. Но страна ей нравится: арабы не парят, русских – десятки тысяч, аренда квартиры – 300 долларов

– Когда я зашел на твою страницу в Википедии, то обалдел от двух фактов: у тебя 93 финала – в одиночке и паре. И 90% из них сыграны в Шарм-Эш-Шейхе. Объясни, как это возможно?

– Большая часть финалов пришлась на 2013-2014 год – период, когда я только закончила университет. Я долго готовилась к профессиональной карьере – и тут она началась. В 22 года, но лучше так, чем никогда. В то время как раз начались турниры в Шарме – из 52 недель в году они проходили на 48. Серию организовал местный миллионер Мухаммед Газави. Я подумала: «Какой смысл мне куда-то уезжать, если я могу весь год сидеть в Египте, играть эти «десятки» и набирать практику?»

Помню, в первый же год выиграла три «десятки» подряд, за полгода вошла в топ-350 и поняла, что пора выезжать на более престижные турниры. Денег на это, естественно, не было. Тогда мне предложил якобы спонсорство тот самый Газау: я бесплатно жила в отеле, играла и отдавала ему 80% призовых. За это он обещал оплачивать поездки на «Челленджеры» (турниры покрупнее, но еще не WTA – Sports.ru).

В Шарме я часто выходила в финал одиночки или пары. Но по факту зарабатывала 20 долларов в неделю, потому что все отдавала ему. Все-таки я не робот: когда-то приходилось отдыхать, плюс призовые и так низкие – 250 долларов за победу в паре.

Была глупенькой и наивной девочкой. Как только вспоминала о «Челленджерах», он отвечал: «Ты не готова». Так продолжалось месяцев семь: все это время я стояла в топ-400, ничего не зарабатывала и очень хотела играть на 25-тысячниках.

– Была у него в рабстве?

– Можно сказать и так; дальше случилось вообще нечто.

Я говорила ему по поводу «двадцатипяток» в Индии: «Просто оплати мне билет, все остальное я сделаю из своих денег». Наконец он дал эти 500 долларов. В Индии за три недели я сыграла два четвертьфинала и дважды выиграла пару, заработала 2000+ долларов. Вернулась в Египет, он говорит: «Гони 80% призовых» – «Ты нормальный человек? Ты даже 50% этой поездки не оплатил и просишь почти все деньги?»

В итоге отдала сколько могла, сделала выводы и не стала с ним больше работать. Потом приехала на турнир в Шарм, а он забрал оставшуюся часть за Индию, вычтя из новых призовых. То есть просто не выдал мои призовые, вытряс из меня все, что можно.

– У вас был контракт?

– Только устный договор. Но мне пришлось все отдать, потому что он большой человек в Египте. Неизвестно, какая могла быть моя дальнейшая судьба.

Из того спонсорства я вышла в долгах. В течение полугода приходилось занимать по 2000-3000 долларов, отдавать, снова занимать. И все ради того, чтобы играть в теннис.

Хотя выход из положения был простой: приезжаешь в Шарм, сам снимаешь квартиру за 200 долларов в месяц, корты – за 50 долларов. Выиграл один турнир – уже в плюсе. А их – четыре в месяц. Но я поняла это спустя год после того, как отдавала человеку 80% заработков.

– Он нажился только на тебе?

– Не в курсе, но он до сих пор зарабатывает на самих турнирах. Бизнес такой: заключает контракт с отелем, снимая десятки номеров по 30-40 долларов в сутки. А продает их теннисистам уже по 120 долларов. Чтобы все жили в отеле, сделал правило: если проиграл и не живешь где надо, – не можешь тренироваться бесплатно, только за 20 долларов в час. Потом ужесточил: игроки, которые не живут в отеле, могут использовать для тренировок всего один корт. Представь ситуацию: корты пустые, приходят четыре разных игрока – и все толпятся на одном.

– Надеюсь, за отель ты не платила в дополнение к 80%?

– Нет, жила бесплатно. Но с квартирой получилось бы еще выгоднее. Они здесь дешевые. Можно найти вообще за 100 долларов в месяц. Хотя она будет убитая. Нормальная стоит 200-250 долларов – в 10 минутах от кортов.

– Давай про твою.

– У меня двушка, 20 минут пешком от моря. Стоит 300 с чем-то долларов в месяц. Но из-за вируса я выбила скидку. Изначально государство сказало, что все арендаторы обязаны снизить цену на аренду на 25%. Но некоторые снизили даже на 50%, потому что понимают, что людям тяжело. Мне повезло – мои арендаторы, русские, пошли навстречу. Согласились, когда я сказала, что не могу платить больше 150 долларов. Мы делим пополам с молодым человеком, выходит вообще по 75. Плюс коммуналка.

Обычно про Египет все знают три общих факта: жара, мусульмане, суета. Как тебе в таких условиях?

– Так привыкла, что не обращаю внимания. Шарм вообще настолько туристический город, что в сезон здесь больше наших, чем арабов. Как будто не Египет, а другая цивилизация. Вот в Каире – да: движение, все орут. Дотронуться, кстати, не пытаются, а крики для меня вообще не проблема. Адекватные и образованные люди никогда не будут так делать. Это все те, кто приехал из деревень на заработки и никогда не видел иностранцев. Для них мы – дикость. Но я отношусь к таким людям просто: «Иди задом куда хочешь». Надела наушники – и без разницы.

При этом религию я уважаю. В Шарме спокойно хожу в шортах – здесь это нормально. В Каире никогда так не выйду. Только в штанах и футболке с рукавами. Стараюсь надевать капюшон, чтобы не привлекать внимание. Хотя ты не представляешь, сколько русских в Каире. На фейсбуке есть такая группа – в ней 20 000 человек. Есть «Русскоговорящий Шарм», «Русские в Шарме» – в них по 15 000 и больше. Сообщество очень развито: мы постоянно спрашиваем друг друга о чем-то, просим посоветовать хорошего врача, таксиста, сантехника. Русские люди помогают, это очень удобно.



– Друзья-арабы у тебя есть?

– Полно. Они не прямо русские, но что-то отдаленное есть. Мы можем собраться большой компанией, громко смеяться. В этом плане есть большое отличие от американцев, которые собираются только в универе. И пить вообще не умеют: они накидываются до отключки. Доводят себя до такого состояния, что я вообще не понимаю.

Годовой бюджет Моргиной – $30 000, но денег от турниров не хватает. Помогают коммерческие турниры (500 евро за день) и клубные матчи (800-1000 евро). Чтобы сэкономить, она снимает комнату на Airbnb и даже на CouchSurfing
– Про деньги. Теннис – единственная твоя работа?

– Да.

– Ты окупаешь себя?

– С турниров, где я зарабатываю рейтинговые очки, я никогда в жизни не буду себя окупать. Точнее, буду, если стану тупо сидеть в Шарм-эль-Шейхе. Но сидеть здесь постоянно неинтересно. В городе проходят только «пятнашки», а мне нужно играть турниры выше, чтобы самореаливаться и расти в рейтинге.

На «пятнашках» это невозможно, тем более с этого года за победу в них урезали очки. Но даже раньше давали не сильного много. Смотри сам: в зачет идут 16 турниров. Я могу сыграть хоть все 52 в году, но в рейтинг пойдут только 16 лучших. И даже если я выиграю все 16, то я не войду в топ-220, чтобы попасть в квал «Шлема». Поэтому смысла в этих турнирах для себя я не вижу. Я приезжаю в Шарм, когда у меня нет денег.

– Сколько тебе нужно, чтобы выходить в ноль?



– В районе 30 000 долларов в год. Если ездить с тренером, то раза в три больше. И это я еще считаю по минимуму. Я всю карьеру делаю так, чтобы не выходило много. Никогда в жизни не куплю билет на самолет, если не уверена, что это самый дешевый вариант. Например, как-то нашла из Барселоны в Америку за 150 долларов. Обычно на поиск билетов уходит два-три дня – я просматриваю все варианты.

С квартирой – то же самое. В основном пользуюсь Airbnb – там можно снять комнату за 10-15 евро в сутки, когда отель стоит 80 евро. А в Швеции вообще минимум 150 долларов.

– То есть на время турнира ты реально снимаешь комнату, а не квартиру?

– Ну да, так дешевле. И если Airbnb – абсолютно безопасная программа, то есть еще CouchSurfing. О нем я узнала из «Орла и Решки». Там вообще можно селиться бесплатно, частенько этим пользовалась. Были ситуации, когда спала с ножом под подушкой, чтобы вдруг чего не случилось. Стремно все-таки: незнакомые люди, а я у них дома.

На CouchSurfing стараюсь выбирать людей по отзывам, но иногда отзывов мало, а локация – отличная, рядом с кортами. В этой ситуации не знаешь, к кому едешь жить.



Кстати, про экономию. Один раз я не рассчитала и застряла в Китае с 80 долларами в кармане. На билет домой этого не хватало. Обратилась к родителям – у них тоже не было денег, они не могли помочь. Выручил друг – купил мне билет до Шарма, поселил у себя дома с родителями. Я тут же записалась на турнир, собралась и выиграла. Получила 1500 долларов – и сразу же отдала ему. 

– Смотри, ты тратишь 30 000 долларов в год, при этом последние годы не сидишь месяцами в Шарме, играя турниры. Как и сколько ты зарабатываешь?

– Недавно посчитала доходы с турниров за прошлый год – вышло 20 000 долларов минус налоги. Где-то 15-20%. Чистыми получилось 16-17 000, но я этих денег не вижу. Заработала 500 долларов – сразу же потратила их на дорогу и проживание на следующем турнире.

Спасают коммерческие турниры и клубные матчи, где я не зарабатываю очки, но получаю хорошие призовые.

– Если коротко, то что это такое?

– Коммерческий турнир – это как выставочные матчи. Люди, которые любят теннис и хотят посмотреть его, скидываются, например, по 50 евро. Образуется фонд турнира, организаторы приглашают игроков. Такие турниры проходят летом в Италии, Франции и Швейцарии.

Когда в позапрошлом году мне понадобилось срочно заработать, я уделила им ровно три недели – за это время сыграла 12 турниров. Многие проходят в один день: играешь полуфинал и финал и сразу переезжаешь в другой город. За три недели заработала 6 000 евро, но дико устала.

Клубные матчи – как знаешь футбольную Бундеслигу? То же самое есть в теннисе: первая Бундеслига со своей «Баварией» и «Вольфсбургом», вторая, Регионал-лига, потом еще ниже и ниже. И такое же есть в Италии и Швеции.

Правда, в отличие от футбола тут нет длинного сезона: везде играют по пять-шесть матчей. Италия – в апреле, Германия – в мае, Швеция – в ноябре. Матч – шесть одиночек и три пары, в команде минимум шесть человек. Я играю одну одиночку и одну пару – на это уходит день. Платят в районе 800-900 евро за день. В Швеции – по тысяче.

Получается, за сезон я зарабатываю на коммерческих турнирах и клубных матчах 15-20 000 евро. Это помогает выйти в ноль и даже заработать, чтобы не возникало ситуаций, как с 80 долларами в Китае.

– А как попасть в команду?



– Многие девочки обращаются к агентам. Но за каждый матч агенту нужно платить 10-15%, поэтому я ищу сама. Нахожу контакты клуба, пишу им, что меня зовут так, я стою в рейтинге на таком месте. Обычно проблема в том, что клубы отвечают только агентам и берут в состав всего одного неевропейца. Мне повезло, что я нашла клуб и играю за него уже третий год – это «Франкфурт 1880» из второй Бундеслиги.

Состав обычно зависит от бюджета команды. Когда я играла первый раз, у «Франкфурта» нашлись деньги только на одного профессионала. Все остальные были девочки, которые еле-еле держали ракетку в руках.

– Самый странный персонаж, которого встречала в клубных матчах?

– Помню девушку, которая за два года до нашей встречи стояла в топ-300, но на момент матча у нее не было рейтинга. Я готовилась в серьезной игре, а она вышла как любитель. Мяч еле перебивала. Это было очень странно, тем более сдавать нет смысла – ставки не принимали.

Во Франции я играла пару с 63-летней бабушкой. Ее поставили, потому что в команде случился недобор. Для своего возраста она отлично играла, мы даже выиграли. А я такой азарт схватила!

Она считает, что отсутствие тренера рядом – главная проблема. С ним бюджет на год нужно умножать на три

– Доход можно получать еще и от спонсоров. У тебя их нет?

– Есть поставщики одежды и ракеток. Но они не платят. Только дают форму, сумки и шесть ракеток на сезон. Чтобы найти хоть кого-то, недавно я зарегистрировалась на sportsconnect.com – это платформа для теннисистов, где можно создать свой профиль. Там написано, кто я, чего добилась, есть комментарии от бывших тренеров, парочки игроков. Например: «Аня очень агрессивный игрок, у нее убийственный бэкхенд». И обязательно видео – я выгрузила нарезку лучших розыгрышей из матча прошлого сезона.

Если кто-то мной заинтересуется, он выйдет на этот сайт и легко найдет меня. Плюс там есть функция оставлять подарок игрокам – 20, 30, 50 долларов. Сам выбираешь сумму и переводишь через PayPal.

Но, если честно, на эту платформу я не особо надеюсь. Спонсоры обычно приходят по знакомству или к игрокам, которые считаются восходящими звездами. В 15-17 лет. А я только в 22 начала играть после университета. Упустила те годы, когда могла найти его.

Конечно, сейчас я надеюсь на чудо. Что найдется тот, кто захочет меня спонсировать. Но в 28 шансы невелики. Хотя просто не все знают мою историю. Что я поздно стартовала, что никогда у меня не было возможности тренироваться так, как хочу. Что никогда не было личного тренера, который вел бы 24/7.

Когда ты постоянно пытаешься найти деньги, ты не можешь играть на 100%. Например, очень часто я приезжаю на турнир и в голове крутится: ты должна выиграть, чтобы поехать на следующий. Это мешает. Хотя прошлый год я играла расслабленно. Но проявилась та самая проблема с тренером: его нет рядом, а значит нет и поддержки. Иногда взгляд на тренера на трибуне меняет матч.

Один пример. В прошлом году я играла много 25-тысячников, 60-тысячников, 80-тысячников. Проходила там квалы, проигрывала в упорной борьбе, но в паре доходила до полуфиналов и финалов и однажды даже выиграла 100-тысячник в паре. То есть видно, что уровень есть, просто не хватает поддержки.

На 60-тысячниках и выше я одна из немногих, кто без тренера. Есть и те, у кого есть тренер, просто он не ездит на турниры. Поэтому обычно игроки тренируются две-три недели, играют турнир и снова тренируются. У меня нет денег, поэтому я особо не тренируюсь, а туда-сюда катаюсь по турнирам. Таких в туре всего процентов 10.

– То есть тренер, которого нет, – твоя основная проблема?

– 100%. Я считаю, что из-за этого не реализовала себя полностью. Я карабкаюсь как могу, но каждый раз упираюсь в потолок. Нужен тренер, но с ним расходы утраиваются: ему нужно оплачивать работу, питание, проживание и перелеты.

У меня как бы есть тренер – Алексей Каперский. Я плачу ему 10% от призовых, присылаю видео тренировок, матчей, он помогает мне удаленно. Он отличный, вкладывает душу, лучший тренер из тех, что я встречала. Но из-за финансов видимся мы редко.



– Могу сказать только одно: у нее точно есть деньги, чтобы поднять призовые и сделать нам минимальную зарплату в зависимости от рейтинга. ITF благодаря нам подписала мультимиллионный контракт с букмекерами – могли бы и нам что-то за него дать. Но получается, что они просто ищут для себя выгоду, а на нас плюют, потому что знают, что мы по-любому продолжим играть.

– Почему по-любому? В чем, например, твоя мотивация?

– Любовь к теннису. Пока мне позволяет здоровье, я буду играть. Теннис – нереально классный спорт, просто он настолько очернен деньгами, договорняками, всем этим вокруг. Но сам по себе он нереальный, с ним не хочется прощаться.

Больше всего мне нравится, когда у меня получается крутой матч. Когда я поймала игру – это нереальный кайф. После таких матчей, даже если проигрываю, я не сильно расстраиваюсь.

Российская федерация ни разу не помогла Моргиной и устранилась во время коронавируса (Англия, Канада, Франция и Италия выделяют миллионы). Если хочешь продолжать карьеру, единственный выход – уезжать из страны

– Ты 17 лет не живешь в России, но играешь за нее. Обычно спортсмены в России – это чиновники, которые живут полностью на гособеспечении. Но в начале разговора ты сказала, что федерация тебе ни разу не помогла. Что, правда?

– Да, никак и никогда. Чтобы тебе быстро стало понятно, приведу пример.

Есть наша федерация и английская. В период эпидемии англичане выделили на всех своих спортсменов несколько миллионов фунтов. И все теннисисты, у которых есть хоть какой-то рейтинг, получают от федерации деньги, причем большие – около 10 тысяч фунтов. Даже игрок с 1200-го места.

Канада выделила помощь каждому действующему игроку; Италия, Франция.

Что происходит в России? Есть какие-то люди, у них что-то происходит, но мы, масса игроков, вообще не в курсе, что именно. Они решают какие-то вопросы, но все без нас. А на помощь, особенно в тяжелейшие времена, я даже не надеюсь. Ни одна из девочек, которых я знаю, – даже из топ-150, ни копейки не получила.

– Обычно всем русским когда-то давали wild card на «Кубок Кремля» – разве тебе нет?

– Нет! Его получают только девушки, привязанные к федерации. Они могут быть рейтингом ниже меня, но они там, потому что общаются с федерацией. Я – вообще никак. Я просто приехала на запись в «Олимпийский», до последнего не попадала. Потом мне позвонил судья и сказал, что я все-таки попала в квалификацию.

Сыграть на «Кубке Кремля» с детства было мечтой. Помню, как в школе убегала с последних уроков, чтобы успеть на матчи. Очень болела за Анну Курникову. Поэтому на турнире было тяжело, я перенервничала, вылетела, но получила такой кайф!

– Если от федерации бессмысленно чего-то ждать, то как быть тем, кто хочет стать теннисистом, но про кого забыли?



– Уезжать. Многих юниоров покупает Казахстан. Например, Рыбакина, которая сейчас в топ-30 с чем-то, – россиянка. Бублик из топ-50 – тоже.

Юниоры всегда ищут дешевую академию или спонсоров. Но если нет ни спонсора, ни поддержки от федерации, то игрок просто не будет играть, и таких сотни, тысячи.

Взять даже профессиональные турниры в России – их почти нет. Две-три «пятнашки» в Казани и столько же – в Москве, «Кубок Кремля» и такой же в Питере. Все.

продолжение следует ...

Оффлайн Администратор

  • Админ
  • Маршал
  • *****
  • Сообщений: 9498
  • Карма 229
  • Детский теннис
    • Просмотр профиля
    • Детский теннис
    • E-mail
Продолжение. Часть 3.

В Турции Анна играла в трех кофтах в минус 12, в Уганде видела жилой район из коробок, а в Харькове ей предложили сыграть договоряняк. Самая кайфовая страна – Узбекистан = климат + вкусно + приветливые люди

– В инстаграме написано, что ты посетила 48 стран. Самая атмосферная?

– Нигерия. Там реально страшно, потому что белого человека могут просто расстрелять на улице. Поэтому я ходила только от корта до отеля и обратно. Никогда больше туда не поеду. Представь, что обычные люди там ходят с автоматами. А если им что-то в голову взбредет? Тем более за год до моего приезда был случай: местные напали на автобус с теннисистами, убили водителя. Этот автобус быстро увезли, но а если бы не увезли? Что случилось бы с теннисистами?

Еще Бангладеш. Если представляешь, насколько ужасно в Индии, то там в три раза хуже. Люди спали прямо на улице, я перешагивала через них на тротуаре. Десятки – друг за другом.

В Уганде видела, как люди живут в картонных коробках на улице. Просто целый коробочный район.

– Некоторые в шоке от Узбекистана.

– Я его обожаю. Наманган, Андижан, Фергана – это полудеревни, но такие классные. Больше всего нравится, что там дешево, вкусная еда и нереально приветливые люди. Плюс жаркий сухой климат летом, прямо как в Египте. Мне комфортно, жаль только, что они проводят мало турниров. 

Теплые воспоминания от Боливии. Второй турнир там играла в Ла-Пас – это 3500 метров над уровнем моря. Над ним еще канатная дорога, с которой видно весь этот город-миллионник – нереально красиво. Правда, из-за высоты играть тяжело. Зато я надышалась горным воздухом, потренировалась на нем недельку и сразу же выиграла турнир в Парагвае.

– Самый необычный корт, на котором играла?



– В Джибути – крошечной стране, которая с потрохами продалась Франции. Корт – обнесенный забором на улице и покрашенный в голубой цвет асфальт. Считалось, что это хард. Еще жарко, от асфальта шло испарение – у меня ноги просто сгорали.

Отправилась туда за халявными очками на втором курсе. Попросила папу поехать со мной, потому что боялась одна, но оказалось, что в стране все спокойно.

В Италии в прошлом году играла в лесу. Суть в том, что во время матча пошел дождь, корты залило, нас перенесли в зал. А он – в лесу. Привезли туда на машине – меня, соперницу и судью. У обеих не было тренера. А зрители просто не дошли.

В Турции как-то играла в невероятный холод. На улице – минус 12, мы – в зале, но там сломалось отопление. Разминалась в пуховике, играла так: сверху – майка, кофта с длинным рукавом и спортивный свитер. Снизу – леггинсы и штаны. Думала, что постепенно их сниму, но в итоге ничего не сняла, и хотелось еще что-то надеть.

– Судьи часто убивали?

– В Шарме, когда поссорилась с директором турниров. Он настраивал судей против – и они меня гасили. В тот период я выигрывала те турниры редко, потому что мне приходилось тяжелее всех. Например, идет важный розыгрыш, я попадаю в корт на 20 см, а они кричат, что это аут. Пришлось смириться. Как-то справилась. И когда выигрывала, это был тройной кайф.

Слышала историю про слепого судью. Он судил подругу знакомой, реально плохо видел, жестко тупил. Она вызвала на корт врача. Тот пришел: «К кому?» «К нему» – и показала на судью.

– Турниры, где происходят такие вещи, – это рай для ставок и договорняков.



– В прошлом году мне их мало предлагали – пару раз. Писали левые люди, которых я не знаю, хотели сотрудничества. Это не прямое предложение, поэтому, когда вижу такое, просто удаляю сообщение. Если напрямую предлагают, я обязана оповестить Integrity Unit. Сразу присылаю им скрины, они просят перевод, потому что сообщения всегда на русском. На английском никогда не предлагали договорняк. Потом в Integrity Unit задают вопросы из серии «Вы знаете этого человека?» – «Не знаю» – «Как он вас нашел?» – «Понятия не имею».

Вот в позапрошлом году частенько писали – раз в месяц где-то. Это происходит в директе инстаграма и в фейсбуке. Условно: «Не хочешь проиграть сет?» или «Хочешь мы с тобой сделаем гейм?»

Но еще чаще пишут даже не с предложением о договорняке, а с возмущением после того, как я проигрываю девочке ниже меня рейтингом. Что-то вроде такого: «Ты мразь, ты сыграла договорняк. Только попробуй приехать ко мне в город, я тебя зарежу». Идут именно угрозы. Самая жесткая: «Ты рак вселенной. Если я смогу приехать в Москву, я убью всю твою семью».

Особенно такая волна идет, когда веду 5:2 в третьем сете и проигрываю.

– Как выглядят люди, которые это пишут?

– Пару раз это были девушки. Но в основном – какие-то полупокеры. Я их называю диванными клопами: сидят на диване, делают ставки и злятся, когда проигрывают. Причем злятся на нас, потому что из-за нас потеряли деньги, нужно же найти козла отпущения. Хотя если меня спросят по поводу ставок, я скажу, что ни в коем случае не нужно ставить на теннис. Особенно – на женский, где угадать исход матча нереально.

– О каких суммах речь?

– В сообщениях до этого не доходило, потому что я не отвечаю. Живьем предлагали 3000 долларов за сет в Харькове. Года четыре назад подошел какой-то прыщавый пацанчик лет 17 от силы, предложил. Я сказала: «Мальчик, иди отсюда». И сразу пошла к судье. Больше его на корты не пускали.

– Какая у тебя мечта?



– Если про материальные вещи, то хочу купить VW Passat. Сейчас в машине нет смысла, но когда закончу и буду жить скорее всего в Москве, она понадобится. В идеале хотелось бы купить именно эту машину. Я коплю на нее – насобирала 8000 долларов, но из-за коронавируса этих денег быстро не станет. Можно сказать, я накопила достаточно на жизнь в карантине, чтобы не умереть с голоду.

Если про теннис, то хочу сыграть «Шлем». Посмотреть, каково это, как там вообще.

Сейчас из-за травм мой рейтинг 497, но я считаю себя игроком топ-300, потому что четыре года держалась между 320 и 380. При этом 300 – не игрок «Шлема». Из-за этого я всю жизнь хотела войти в топ-220. Цель любого профессионального игрока – сыграть «Шлем». Как только ты попал на него, у тебя уже другие мечты. Ты ставишь выше планку. Пока задача такая. Мне просто нужно чуть-чуть поддержки. Чуть-чуть больше денег. Ладно, дофига больше денег.

sports.ru

Онлайн Narnia

  • Полковник
  • ****
  • Сообщений: 136
  • Карма 156
    • Просмотр профиля
Как не стать...Как не быть...Теннисные истории
« Ответ #29 : Июнь 08, 2020, 08:11:20 pm »
душевно. Хорошее интервью